УДК 141.155

Нейрофилософия: факторы трансформации антропологической парадигмы.

Е.В. Глебов

Новосибирский государственный медицинский университет.

 

Предлагается к разработке новая исследовательская программа, нейрофилософия. Исследование зеркальных нейронов показывает, что элементарные мыслительные операции, в том числе «мыслительный фильтр» автоматического сочувствия, реализуются уже на уровне первичных колонок нейронов, причём в режиме параллельных вычислений. Гипервозбуждение зеркальных нейронов при одновременном отказе от движения на помощь, под воздействием телевидения, формирует рефлекс отказа от сочувствия. Это один из важнейших факторов дегуманизации современного общества, действующий всё более интенсивно на протяжении последних трёх поколений.

Ключевые слова: исследовательская программа нейрофилософии, зеркальные нейроны, дегуманизация

 

E.V. Glebov

Neurophilosophy:  factors of transformation of anthropological paradigm.

 

The new research program, neurophilosophy is offer for development. Research of mirror neurons shows that elementary cogitative operations, including "the cogitative filter" automatic sympathy, are realize already at the level of primary columns of neurons, and in a mode of parallel calculations. Hyperactive excitement of mirror neurons at simultaneous refusal of movement to the aid, under the influence of television, forms a reflex of refusal of sympathy. It is one of the most important factors of a dehumanization of the modern society, operating more and more intensively throughout the last three generations.

Keywords: research program of neurophilosophy, mirror neurons, dehumanization

 

Парадигмой современной психологии и психиатрии, а вслед за ними и большинства философских исследований является представление о взаимосвязи ментальных и физиологических состояний. Аппаратурные исследования, сначала электроэнцефалография, затем МРТ-томография, дали богатый наблюдательный материал, который потеснил традиционные методики исследования психических состояний, но, к сожалению, и предоставил почву для произвольных интерпретаций. По результатам исследований структуры мозга и протекающих в нём электрохимических процессов к концу ХХ века сформировалось понимание, что мышление в значительной степени зависит от процедур биологического функционирования ЦНС. Произошёл даже перекос в сторону представления о подавляющей роли в нашем мышлении гормональных, нейрофизиологических, кинестетических и тому подобных факторов, вплоть до генетических. Не в последнюю очередь это стало возможным потому, что значительную долю в аппаратурных исследованиях занимает изучение личностей с патологическими, девиантными изменениями либо в структуре мозга, либо в его функционировании. Открытия последних 20 лет вносят значительные коррективы в наши воззрения. К сожалению, в значительной степени они остаются достоянием либо чистых нейрофизиологов, либо становятся предметом метафизических спекуляций. Представляется необходимым сформулировать некоторые положения, способные ввести открытия нейрофизиологов в проблематику философских исследований. Предлагается к разработке новая исследовательская программа, которую можно назвать нейрофилософия.

Зеркальные нейроны зоны Брока в связке с зеркальными нейронами мозжечковой миндалины, названные Рамачандраном также «нейроны Будды», обеспечивают уникальную особенность человеческого сознания – автоматического сочувствия находящимся в зоне аудиовизуального восприятия живым существам [1]. Аналогичных структур не обнаружено у более 330 видов исследованных высших животных, от крыс до всех видов обезьян. Вообще говоря, с точки зрения современной стандартной теории эволюции, особенность эта вредна. Она заставляет человека двигаться на помощь страдающим особям, несмотря на то, что данное место наверняка зона повышенной опасности. При этом, поскольку человек относится к непотическому виду, это могут быть особи, преимущественно детёныши, других биологических видов. По сути, согласно современным представлениям об эволюции, это уменьшает шансы вида Homo Sapiens на популяционное выживание. Тем не менее, всё произошло наоборот, и человек стал доминирующим видом, при этом проигрывая большинству животных по основным параметрам, обеспечивающим индивидуальное и популяционное выживание. В случаях, когда параметры поддаются приборному измерению, человек отстаёт от уровня многих высших животных в сотни, тысячи и в некоторых случаях до миллионов раз. При этом особенное недоумение вызывает факт того, что доместикаты по чисто биологической приспособляемости превосходят человека по всем измеримым параметрам, и к тому же имеют все возможности к психологическому доминированию. Собственно, возникает вопрос, так кто кого одомашнил? У современного горожанина гораздо больше оснований считаться домашним любимцем своих кошек и собак, или даже хомячков и канареек. Им удалось задействовать структуры зеркальных нейронов себе на пользу. Однако и человек в процессе становления вида Homo Sapiens получил существенную поддержку от доместикатов, а то, что сейчас он в ней для выживания не нуждается, это факт уже не биологической эволюции, а социального развития.

В настоящее время достигнут существенный прорыв в области исследования активности мозговых структур неинвазивными методами. Обнаружено, что органов чувств у человека не 5, а гораздо больше. Только структур рецепторов связанных с G-белками около 65 (Нобелевская премия 2012 года), а ещё около 800 используют другие белки, пока слабо изученные. Например, единственным полезным для науки результатом американской оккупации Ирака стало открытие чувства радиоактивности у человека. Открытие зеркальных нейронов показывает, что элементарные мыслительные операции, в том числе «мыслительный фильтр» автоматического сочувствия, реализуются уже на уровне первичных колонок нейронов, причём в режиме параллельных вычислений. В целом следует обратить внимание на то, что «истинность» или «ошибочность» познания предопределяется как формально-логическими, так и содержательными условиями познания на уровне нейрофизиологической структуры мозга, а уже затем мыслятся понятийно. Данная структура предопределила популяционный выигрыш человека при отставании в индивидуальных противоборствах и возможностях выживания от других видов.

Для того чтобы оценить влияние функционирования зеркальных нейронов на современное общество, следует сравнить структуру телевизионных новостей государственного (программа «Время» времён СССР и новости TF-1) и коммерческого телевидения (любые другие современные новости, даже формально государственного или контролируемого государством телевидения). Программа «Время», в отличие от TF-1 к тому же не имела альтернативы, и представляет собой наиболее чистый тип государственной агитации. Структура такой агитации направленна на внушение ощущения стабильности мироустройства, именно она задавала парадигму «застоя», ведь в реальности страна развивалась, происходило много разных событий, от безусловно позитивных, например, полётов космонавтов, до неоднозначных, таких как поворот рек. Зеркальные нейроны в ходе агитации не возбуждаются. Следует учесть к тому же, что коммунисты, даже когда утеряли значительную часть пафоса своей философии, чётко разделяли пропаганду и агитацию, и в новостных программах апелляцию к эмоциональной компоненте личности старались не использовать. Поэтому их агитация была и по стилю, и по факту просвещенческой, и при желании ей можно было противостоять, исходя из альтернативных мировоззренческих установок. А коммерческое телевидение начинает свои новости заставками взрывов, убийств, жертв аварий и стихийных бедствий. При этом зритель не только не должен, но и физически не может прийти на помощь. Затем показывают политических лидеров, и сочувствие переносится на них, даже если всем известно, что они лгуны и коррупционеры. При этом реакции через мышечные  движения на помощь «страдальцам» не исполняются, и зеркальные нейроны не получают подкрепления. Вместо деятельного сочувствия происходит тренировка на отказ [2]. По данным медиа-измерений средний телезритель-американец не реагирует на жертвы 1 раз в секунду, 16 500 раз в сутки [3], в России телевидение менее профессиональное, всего 1 раз в 20 секунд, или 800 раз в сутки. Биологическая норма составляет менее 1 в месяц для мужчин, и несколько раз в сутки для молодых матерей. Наработка на отказ зеркальных нейронов превышает все нормы биологического резервирования, приближаясь к теоретическому уровню несработки нейронов на любой сигнал. Впрочем, исследование разницы между уровнем отказа от приёма поступающего сигнала и уровнем разрушения нейрона проводились на мышах, так что возможно, что у человека этот барьер ниже. В любом случае, телевидением и радио формируется синдром эмоционального выгорания на психофизиологическом уровне личности и недоверие к официальным властям в социуме, совершенно независимо от того, действительно они того заслуживают, или нет. Интересно заметить, что правящие политики вполне могут изменить структуру хотя бы государственных новостных программ, но предпочитают эксплуатировать возбуждение зеркальных нейронов для влияния на электорат. Хотя им самим лично не может нравиться, что их показывают «после трупов».

Однако дело не сводиться только к тому, что «Империя Телевидения победила Республику Печатного Слова», как сказал Альберт Гор. Проблема в том, что гипервозбуждение зеркальных нейронов при одновременном отказе от движения на помощь, в конце концов, формирует рефлекс отказа от сочувствия. Это один из важнейших факторов дегуманизации современного общества, действующий всё более интенсивно на протяжении последних трёх поколений. То, что отказ от сочувствия формируется непосредственно на входе мозговых структур, занятых не только логической, но и эмоциональной компонентой личности, гораздо опаснее других техник манипуляции и невербального воздействия. Отказ от одной из базовых видовых особенностей человека, формируемый техническими средствами современной культуры, к тому же приносящий политическую и финансовую выгоду определённым слоям «глобального человейника», по терминологии А. Зиновьева, приведёт к разрыву между биологически-заданной и социально-формируемой  функциями сознания человека. Мироощущение, в котором отсутствует встроенный аппарат сочувствия, требует либо переноса сочувствия на логическо-понятийный уровень, либо отказа от него как необходимой компоненты личности. Это приведёт к полному изменению ныне социально поощряемого мировоззрения таких профессиональных групп как врачи, учителя и преподаватели, спасатели, священники и т.п. Замещение сочувствия благотворительностью в рамках политкорректности будет не только торжеством либералистической доктрины, но и крупнейшим антропологическим переворотом. Действительно, за последние более чем 3 миллиона лет мировоззрение как триада «мироощущение – мировосприятие – миропонимание» закрепилась в мозгу человека на нейрофизиологическом уровне, и переключение зеркальных нейронов на другой рефлекс производит дисгармонизацию мировоззрения ещё на уровне первичных структур мозга [4]. Тем более что этот новый рефлекс не безусловный, как задано природой, а условный, однако не менее обязателен. Люди уже не представляют себе жизнь без непрерывного потока телевизионных новостей. Нейронные структуры, отвечающие за мироощущение, передавая сигналы в подкорку, теперь не имеют сторожевого фильтра зеркальных нейронов. Соответственно, побуждение к действию, должному вызываться сочувствием, производиться структурами, осуществляющими мироощущение сугубо в рамках эмоциональной оценки. Поскольку такие стимулы, как кровь и жалобные звуки, неприятны человеку, как и всем приматам, постольку реакция на страдание побуждает к избеганию. Однако в коре заложен воспитанием императив помощи, преимущественно в левом полушарии. В результате помощь становится исключительно делом рационального выбора и зависит от прочности внушения доминирующих в данном социуме моральных установок. Проблема в том, что в современном обществе моральные нормы сложились в результате взаимодействия двух конкурирующих программ, монотеистической и просвещенческой, и обе они в настоящее время испытывают кризис доверия. При этом СМИ активно работают над понижением доверия к любым социальным структурам и устойчивым типам мировоззрения, даже к самим себе.

Не спасает даже отказ от просмотра новостей ТВ или даже отказ от ТВ вообще. Ведь рефлекс отказа от автоматического сочувствия уже сформирован годами просмотра передач. Более того, чем невнимательнее вы смотрите их, тем успешнее идёт наработка на отказ, поскольку к замещающему воздействию неотреагированного страдания добавляется подпороговое суггестивное воздействие. Можно предположить, что взрывной рост людей с синдромом пограничного личностного расстройства, особенно среди молодёжи [5], в значительной мере связан с суггестивно внушённой приемлемостью травм и страданий, которая происходит от работающих в фоновом режиме телевизоров. В возрастной категории 18 – 22 года свыше четверти юношей и ¾ девушек имеют синдром ПЛР, что логично объясняется фактом большего расстройства личности женщин, не имеющих возможности выразить сострадание. Даже когда объект явно не нуждается в сострадании, например актёр в фильме ужасов вовсе не испытывает истинных мучений, и мы это вполне осознаём, зеркальные нейроны всё равно реагируют, однако дальнейшая рефлекторная цепь замыкается вовсе не так, как предусмотрено природой Homo Sapiens. Мужчина испытывает воздействие допаминовых производных, что порождает целенаправленную эмпатию, а женщина под лавинным эндорфиновым воздействием, испытывает приступ интуиции за время меньше нормы физиологической реакции. Однако телерадиосуггестия направляет провокацию физиологических реакций в совершенно другие области мозга, которые никоим образом не взаимодействуют с гуманистическими областями сознания. Вступая в противоречие с остальными нейронными структурами, реализующими мироощущение, «отказные» зеркальные нейроны создают диссонанс в ассоциативных полях подсознания, связанных как раз с областью проработки страдания/сострадания, и формируют предпосылки появления синдрома ПЛР. По понятным причинам, от невозможности адекватно выразить сострадание женщины теряют человеческий облик быстрее, чем мужчины.

Таким образом, функционирование мозга современного человека происходит другим образом, чем у людей дотелевизионной эры, что отмечали ещё Маршалл Маклюэн в 1960-е и Нил Постман в 1998 г., но тогда их аргументы носили чисто философский и психологический характер. Сейчас накапливается всё больший материал, основанный на наблюдениях мозговой активности в реальном времени, и тот факт, что телеаддикции изменяют эволюционно сформировавшуюся структуру принятия решений, подтверждён прямыми наблюдениями. Насколько существенно это отличие для трансформации политических, экономических и социальных процессов, предстоит выяснить. Необходима исследовательская программа междисциплинарного характера, нацеленная на анализ изменений в мышлении человека, в том числе на нейрофизиологическом уровне, и влияние этих изменений на рациональность принятия решений в различных областях деятельности.

Таким образом, требуется значительно расширить исследование активности мозга неинвазивными методами преимущественно здоровых людей, для чего требуется общая деятельность врачей и психологов. Необходимо углублённое исследование связи ментальных и нейрофизических состояний личности, изучение процесса мышления и принятия решений в содружестве философов и специалистов по томографии. Следует увеличить количество исследований людей психически здоровых, критически пересмотреть материал, полученный ранее при обследовании пациентов с дисфункциями. Желательно введение в программы обучения философии и смежных дисциплин материала по функционированию ЦНС, полученного в последние годы, особенно в программы курсов для аспирантов и соискателей, а также повышения квалификации ППС. Особого внимания требует изучение телерадиоаддикции, с прицелом на разработку  методов реабилитации и восстановление нормального хода работы систем зеркальных нейронов. В этой области возможно взаимодействие исследователей со структурами гражданского общества, и хотелось бы надеяться, ответственной (или хотя бы циничной, достаточно озабоченной уровнем социального доверия к ним) части госструктур. На самом деле без такого сотрудничества полноценное развитие нейрофилософии будет невозможным, и манипуляторы будут вести дело к тому, чтобы вернуть людей в новое средневековье.

 

Библиографический список

 

1. Ramachandran, Vilayanur S., Phantoms in the Brain. Harper Perennial, N.Y., 1991

2. Гор А. Атака на разум. СПб., Амфора, 2008.479 с.

3. Kubey and Csikszentmihalyi, Television Addiction Is No Mere Metaphor. // Scientific American Mind, January 2004

4. Глебов Е.В. Современная нейрогносеология: проблемы и перспективы. // Материалы Четырнадцатой международной ежегодной научно-практической конференции преподавателей, аспирантов и студентов «Наука. Университет. 2013». Новосибирск: Изд-во Сибпринт, 2013. С. 15­­-19

5. Ласовская Т.Ю., Короленко Ц.П., Сарычева Ю.В., Яичников С.В. Распространённость, диагностика и клиника пограничного расстройства личности. – Новосибирск: ООО «Печатный дом Новосибирск», 2013. – 157 с.

 

Сведения об авторе: Глебов Евгений Владимирович, магистр философии, доцент, Новосибирский государственный медицинский университет, кафедра философии, тел. 8-961-221-18-41, E-mail: glebov99@ngs.ru, 630058 Новосибирск, Красный пр. 52, кафедра философии